Буддийский традиционализм Дандарона

Буддийский традиционализм  Дандарона

1416211542_403378_html_33891ff91   1383500419_23518_guenon_big1

Бидия Дандарович Дандарон – знаковая фигура для российского буддизма, известный бурятский буддолог,  философ, тантрический практик,  духовный учитель целого поколения советских и российских буддологов и буддистов.  Его жизнь овеяна легендами и мифами, а часть творческого наследия до сих пор не опубликовано, а то, что опубликовано, поражает формой подачи и нестандартностью подходов.  Жизнь Дандарона, как религиозного  философа проходит в самое сложное время для любой религиозной традиции в России. Во время  репрессий и гонений на любое проявление идеализма, во времена трагической инверсии, когда «материя стала богом», и всех  оспаривающих данный символ веры  ждала незавидная судьба узника совести.  Не избежал подобной судьбы и Б.Д. Дандарон, три срока общим числом в 22 года лишения свободы, смерть в лагере.  Сама биография Дандарона поражает масштабом личности, самоотверженности и верности традиции. Биография Дандарона полностью доказывает отсутствие всяких расхождений между его жизнью и его философскими позициями. Неразрывность  теории и практики тантры  в гневной мандале  ГУЛАГовских лагерей.  Постулирование абсолютной истины ценой собственной жизни. Дандарон не отвлеченный кабинетный  философ, играющий с химерами своего ума, это  религиозный практик, непосредственно соприкоснувшийся с ноуменальным, и теоретизирующий лишь для передачи собственного  опыта  другим.  При верности аксиоматическим и метафизическим положениям махаяны и варджаяны,  он производит синтез в методологии трансляции дхармы, религиоведческие  параллели, компаративистский поиск  аналогичных концептов в западной и восточной философских традициях.

Буддист говоривший о необходимости метафизики и защищавший Платона,  философ примеряющий космогонию Лонгченпы с  теорией эволюции.  Кто такой Дандарон — традиционный буддист в контексте модерна? Ответ буддийской традиции на вызовы нового времяни?  Прорыв трансцендентного в ад профанической реальности?  Феномен Дандарона многогранен и требует изучения, его послание полностью нами не осознанно и не прочитано до сих пор.  Может ли философия Дандарона являться методическим  руководством к действию современного буддиста, стать основой мировоззрения в противоречивом  российском переплетении премодерна, модерна и постмодерна. Возможно ли расценивать  Дандарона, как философа традиционалиста? «Тантру- на запад!» как девиз, и, как практика появляется в России, гораздо раньше запада, так может быть и буддийский традиционализм первым появляется в России, и только позднее появляется на западе.  Дандарон как основоположник буддийского традиционализма – парадигмы, которую еще только предстоит осмыслить.

Традиционализм.

Традиционализм–это философско-мировоззренческая доктрина опирающаяся на метафизику трансцендентного, как главную цель и смысл жизни, как отдельного человека так и общества в целом, где сам термин «традиция»[1] понимается, как высшая ценность, как методология достижения трансцендентного и непосредственно, как сама трансценденция.  Делая трансцендентное  базовой аксиоматической установкой традиционализм выстраивает иерархическую систему  в гносеологии,  онтологии, так же в социологии, на всех уровнях человеческих отношений  и во всех отраслях знания. Это интеграционная система полностью включающая в себя абсолютно все проявления человеческого действия, где нет ничего по настоящему профанного, даже условно экзотерическое, профанное  является сакральным, так как включено в общий метафизический концепт.  Исходя из дефиниций выше всякий подлинный традиционализм интегрален, различие проявляется только в демократичности подхода к другим религиозным традициям, если так называемые «интегральные традиционалисты» придерживаются  тезиса о равенстве подлинных религиозных традиций, то традиционалисты из конфессиональной среды, не отрицают перениализм(вечную религию) , но при этом утверждают либо полное совпадение вечной религии со своей традицией, как наиболее эксклюзивисткий вариант, либо максимальную близость своей традиции к оной, отношение к другим религиозным традициям возможно от крайне эксклюзивисткого, что все остальные это заблуждения, до широкой градации инклюзивисткого  отпадения от  истины которая выражена во всей полноте в их традиции. Наиболее проработанной методологической базой обладает именно  интегральный традиционализм Рене Генона, который наиболее полно прорабатывает проблемное поле подлинных и контринициаций, причин секуляризации, множества религиозных традиций и единства Реальности, проблемы экзотеризма и эзотеризма.  Данная методология неоднократно критиковалась, как и непосредственно последователями Генона – Дугиным, Шуоном , Эволой, Джемалем, Керпец, Гийом Фай  и т.д. , так  другими философами левого и и либерального толка – Умберто Эко и т.д.  Прежде всего подвергалась сомнению идея метафизического универсализма, и проблематика зависимости религиозного опыта от догматических установок традиции. Если нет метафизического универсализма, то невозможно выявить общий гетерадоксально-контринициатический подход.  Несмотря на недоставки геноновской методологии, на сегодняшний день, она служит базовой отправной точкой, для защиты традиции от критики модерна, так и для критики со стороны традиции секуляризации, либерализации  и других разрушительных тенденций нового мира. Современный традиционализм все более конфессионален, все более удаляется от химер единого метафизического пространства, но является методологией и языком для консервативно настроенных политических кругов, а также клерикалов, он является уже по факту социально-политическим течением , определённой совокупностью консервативных идей под флагом которых происходит политическое объединение конфессий без какой-либо экуменистической повестки, перед лицом общего врага – нового мира, где нет абсолютного целеполагания, с  его релятивизмом ценностей и другими недостатками, которые подвергаются жесткой критике со стороны традиционалистов.

 

Параллели между  работами Дандарона  и философией традиционализма.

 

Абсолютная истина Дандарона

 

Несомненно, общим нарративом философии Дандарона и традиционализма является  постулирование метафизики  и абсолютной истины. Дандарон неоднократно указывает в своих работах  на неизбежность и необходимость метафизики, и что отказ от оной невозможен, что отказ от метафизики–это тоже метафизика, но дурная[2]. Дандарон постулирует абсолютную истину  как, то, что совпадает с понятиями добро и истина, как о метафизическом принципе Дандарон говорит о трансцендентном характере данной истины и особом  гносеологическом способе ее постижения  — мистической иогической интуицией[3]. Данное понимание роднит философию Дандарона с работами всех традиционалистов с Геноном, Эволой, Шуон. Для Дандарона абсолют –это отрицание феноменального но при этом это не негативистское небытие. Дандарон подчеркивает апофатичность и невыразимость абсолютной истины, с помощью тетралемы Нагарджуны, а также тождественность феноменального  и абсолютного на высшем гносеалогическом уровне. Дандарон указывает на недвойственность монистического абсолюта[4]. Данная философская позиция находит сходные черты у абсолютологии Генона. Видны явные паралли мнежду определением Дандароном абсолютной реальности и Геноном как условного «не – бытия», подчёркивается отсутствие у предмета всякого количественного измерения, также иллюстрируется именно положительный утвердительный аспект «не бытия» — «но это не означает, как по учению Нагарджуны, так и по учению представителей негативной теологии христианской церкви, отсутствие «бытия», а напротив, основу всякого бытия, как бесконечное вечное и единое начало с трансцендентной природой». Близость метафизических положений Генона и учения восточной церкви, неоднократно отмечалось православными исследователями традиционалистами[5], поэтому обращение Дандарона к негативной теологии восточной церкви вполне обосновано структурной близостью метафизик Генона и Дандарона. Также интересно общее обращение к бесконечности и у Генона и у Дандарона для описания абсолютной реальности.

Если провести схематические параллели метафизики то и Дандарон и Генон постулируют:
Абсолютную истину, трансцендентного характера, не принадлежащею к миру феноменального, постигаемую с помощью надрациональной интуиции, оба используют такой термин как «не-бытие» с уточнением на его позитивное значение, также используют термин бесконечность, одинаково подчёркивают отсутствие количественной стороны, апофатичность и беспридекатность, оба настаивают на монизме. Но при всей похожести, это разность метафизик, метафизики адвайты-веданты на которой стоит метадология Генона и метафизики махаяны, при похожести некоторых патернов, они не сводимы. Монизм Генона и монизм Дандарона –это вещи разного порядка. Монизм как термин европейской философии очень условно подходит для описания абсолютной реальности в ее таковости в буддизме, и впринципе верно отражает концепт адвайты-веданты. Этот геноновский концепт абсолюта, как критерий истинности метафизики критиковал Юлиус Эвола, который настаивал именно на духе буддийской метафизики, которой чужд монистический всепоглощающий принцип адвайты, Эвола считал адвайту, как раз отклонением от истинной примордиальной арийской традиции, разновидностью гетеродоксального отклонения как и всякий пантеизм нивелирующий все проявления.[6]

Критика Дандароном модерна.

Критика Дандароном  материализма, одержимость материи, ее сгущение.

 

Дандарон в «Черной тетради» подвергает критики материалистическое мировоззрение, как разновидность инфернального обольщения: «Чем больше грубеет материя, тем толще стены терема, тем глубже становится упрятанной узница. В конце концов, наступает момент, когда по велению общественной кармы приходит эпоха полной победы материи, эпоха зла. В этот период особенно усиливается действие мар, называемых Сыновьями небожителя; на Западе их зовут сатаной, Мефистофелем и т. п. В лучшие времена они являлись выдающимся личностям, например Будде и Христу, которые кармически были приуготовлены для того, чтобы диктовать людям новые нравственные законы и религиозные учения. Представ перед ними, они предлагали земные богатства, счастье, пытаясь соблазнить их, возбудить страсть. По мере огрубления материи они перестают появляться в личностном виде, уходят в саму материю, проникая в сознание людей. Люди начинают безраздельно проникаться материалистическим убеждением, признавая реально существующим во внешнем мире только то, что можно пощупать руками, увидеть глазами, положить на язык, словом то, что можно освидетельствовать одним из пяти органов чувств.

В эту эпоху сатана не мог бы явиться Фаусту в своем чистом виде, не мог бы развернуться перед ним в своей подлинной форме злого духа, ибо в противном случае он бы разрушил материалистическое мироощущение всех пленников. В подобную эпоху он захватывает в свою власть несравненно большее количество людей. Не один Фауст продает ему тогда свою душу, а целое поколение людей, населяющих наш мир. Сатана бестелесно проникает в сознание человека, действует там посредством клеш, как Мара клеш, предлагая ему богатство, роскошь, власть, эстетическое наслаждение, эротическую любовь. Он соблазняет этим не одного человека, об этих соблазнах кричит всенародно, представляя их утопическим идеалом будущего блаженного общества для всего человечества. Эта утопическая идиллия заманивает на свою кровавую дорогу сотни миллионов людей, расплачивающихся за такой путь своей жизнью и здоровьем.»; «Сам Мара-Сын небожителя оставил свою обычную чудовищную форму, перестал являться и в более изящном виде, чем воздействовал на эстетическое чутье человека, на его страсть. Он вошел в саму материю — источник Сансары и потому стал несравненно сильней, чем в средние благородные века. В каждом истинно убежденном материалисте сидит Мара-Сын небожителя.»

Здесь видны явные параллели с геноновскими трактовками о сгущении и уплотнении мира[7], интересная параллель о одержимости материи – Генон также говорит о нарастающей деградации мира в образе яйца, которое во время традиции, открыто сверху и закрыто снизу, во время нового времени оно закрыто сверху (разрыв инициатических путей), но при этом еще, закрыто снизу от инфернальных воздействий и про последнюю эпоху деградации, яйцо закрывается сверху окончательно, и открывается еще и дополнительно снизу и тогда – материя и вещи становиться одержимыми демоническими.[8]

Платон, как философ наиболее противоположный материалистическому мировоззрению, а также платонизм вообще импонируют Дандарону: «Им была дана удивительно смелая по своему содержанию концепция общей картины двух миров и двух истин. Немудрено, что к его великим идеям примыкали с полным сочувствием многие мистики разных эпох, отмеченные развитым умом и тонким эстетическим  чувством. Великие умы верили в платонизм. Они считали его безусловной истиной и ни разу не становились к нему в критическую позицию вплоть до эпохи материалистов. На всех сочинениях Платона лежит печать самой проникновенной и спокойной веры в непогрешимость его мысли, в действительность вызванных и раскрытых им истин.»[9] Также Дандарон, постоянно обращается к Плотину для описания буддийского абсолюта[10].  Симпатия Дандарона к Платону и платонизму, есть важнейший маркер, холисткого мировозрения Дандарона, что так явно противоречит  материалистическому атомизму и индивидуализму. Также любовь к Платону и платонизму сближает Дандарона с наиболее консервативными религиозными традициями в православии католицизме, исламе, иудаизме и наоборот противопоставляет Дандарона прогрессистским, либеральным,  индивидуалистическим, протестантским моделям.   Некоторые исследователи называют традиционализм политическим платонизмом, поэтому симпатия Дандарона к платонизму сближает его с традиционализмом.

Антипрогрессизм, антиутопизм и эсхатологизм  Дандарона.

Дандарон критически относиться к будущему человечества и двух  оставшихся систем модерна его времени — социалистической, которую, он называет «госкапитализмом»[11], и собственно капиталистическую, так как обе эти системы основаны на материалистическом мировоззрении, обе они в глазах Дандарона порождения Мары, в основании этих систем лежит авидья и клеши.  Идеальное общество Дандарона –это общество неизменное, общество где отсутствует прогресс, общество обращенное к абсолютной истине.[12] У Дандарона есть явное эсхатологическое предчувствие неминуемого краха современной цивилизации. Также Дандарон ссылаеться на шамбалинскую войну как на войну последнюю  эсхатологическую, где хранители традиции из шамбалы будут сражаться  с материалистической цивилизацией.[13]

Критика индивидуалистической антропологии модерна

По  Дандарону цивилизация поставившая индивидуум в центр, сначала всякую метафизику делает факультативной, а затем и вовсе устраняет ее, а устранив метафизику, не находит, точку опоры для этики и этика становиться жертвой индивидуального произвола.[14]

Критика эмпиризма и имманентеизма и утилитаризма

Дандарон критикует современное ему общество, утерявшее способность к мистической интуиции.  Общество посредственности и профана, общество утилитарной сволочи, где ценностный ориентир – это имманентное, то, что можно потрогать и чем завладеть, рациональность жизни в таком обществе является ориентацией на утилитарного плебея, не способного к любому идеализму, и неспособному к жизни ради любой идеи, или цели превышающей его мещанское бытие.[15]

Критика дегуманизации общества

Дандарон указывает на смерть субъекта,  дегуманизацию, причиной дегуманизации Дандарон, считает, так же отход от метафизики трансцендентного, релятивизм морали, выхолащивание утилитаризмом  духовной сущности человека, материалистическая аксиоматика, восприятия  идеального как фантазийно-абстрактной игры индивидуального сознания.[16]

Критика культа экономики, деградация и коммерциализация искусства.

Дандарон критикует экономическое идолопоклонство. При подавляющем  материалистическом мировоззрении, главным вопросом бытия становиться вопросы экономики, становясь краеугольным камнем,  квазирелигиозной идеей,  они отодвигают на второстепенную роль вопросы смысла и цели – религию, культуру и даже самого человека.  Искусство в эту эпоху деградирует и коммерциализируется, деструкция метафизики приводит к смерти высокой культуры, культура становиться обслугой профана и объектом потребления масс неизбежно при этом деградируя.[17]

Критика контринициатических движений.

Дандарон на примере Ананнербе  и СС критикует контринициатические движения, говорит о «прямо противоположной религиозной мистике», инфернальной мистике, мистике мары, мистике сатаны, за которыми стоят черные маги,  что идентично  высказываниям Генона о «святых Сатаны» «авли аш шайтан» (awliya al-shaytaani), которые занимаются постройкой инфернальной религии противоположной всякой традиционной структуре.[18]

 

Вывод

 

Дандарон, как человек истинной  традиции, отрицает главные вероисповедные принципы модерна – прогресс, материализм,  имманентеизм,  естественно он отрицает все три парадигмы модерна фашизм-нацизм, социализм-коммунизм и либерализм. Дандарон последовательный антиутопист, он вполне осознанно говорит о инфернальной сущности модерна, как такового. Данные специфические особенности его нарратива сближают его с основоположниками традиционализма, как Рене Генон, Юлиус Эвола и т.д. По всем принципиальным позициям Дандарон полностью совпадает с ними, за исключением периниализма, Дандарон не признает равенство всех традиций на абсолютную истину, не признает  равноспасительности, всех эзотерических путей, он буддийский инклюзивист, который спрашивает о возможности, того, что демон Сократа мог бы быть голосом Хаягривы, тем же голосом, что слышал Сараха.  Дандарон вне сомнения традиционалист, на что указывают все  положения его наратива, но традиционалист конфессиональный, а не интегральный. В западном смысле Дандарон не философ, он не привносит ничего личного в свое повествование, в Дандароне нет ничего от  индивидуального, субъективного Дандарона. Для всякого важного образа или метафизического постулата Дандарон отсылает  к религиозному авторитету прошлого, не всегда буддийского, но общепринятого для какой-либо цивилизации это  Нагарджуна, Дионисий Ареопагит, Плотин, но без всякой эклектической и экуменистической  подоплеки. Особое внимание можно обратить на язык Дандарона, это не язык средневекового мистика, это язык модерна, что также сближает его с Геноном о котором говорили, что он больший  картезианец, чем сам Декарт.  Используя оружие врага против самого же врага, а именно используя язык модерна, рацио и скептиса, Дандарон производит деконструкцию «мифологии модерна», выявляя «мараисткую», инфернальную сущность этого  мифа. В структуре философствования Дандарона, нет ничего, что бы было эклектически привнесено из  чужеродной – не буддийской среды, «необуддизм» Дандарона, можно отнести лишь к языку, к методологии для трансляции традиции в его эпоху, к традиционной буддийской уловке, сокровенное же метафизическое ядро буддийской традиции осталось неизменным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы:

1.БД. Дандарон «Мысли буддиста» МП «Восток России»

2.Б.Д. Дандарон «Избранные статьи; Черная тетрадь» — СПб.:Евразия, 2006.-688с.: илл.

3.Б.Д. Дандарон «Письма по буддийской этике»  Издательство «Алетейя» (СПб.) — 1997 г.

  1. Р. Генон «Кризис современного мира» М., 1991

5.Р. Генон «Очерки о традиции и метафизике» издательство: «Азбука классики» , 2010

  1. Р. Генон «Символизм креста» Издательство: Беловодье, 2011
  2. Р. Генон «Множественные состояния бытия»Издательство: Беловодье, 2011
  3. Р.Генон «Царство количества и знаки времени»Издательство: Беловодье, 2011
  4. Юлиус Эвола «Учение о пробуждении. Очерк буддийской аскезы» , СПб.: «Владимир Даль» 2016.

 

 

 

 

 

 

 

[1] «Очерки о традиции и метафизике» Рене Генон; Р. Генон «Символизм креста»; Р. Генон «Множественные состояния бытия»

[2] Б.Д. Дандарон «Письма о буддийской этике»

[3] Б.Д. Дандарон «Мысли буддиста»

[4] Б.Д. Дандарон «Мысли Буддиста»

[5]А.Г. Дугин; В.И. Карпец

[6] Юлиус Эвола «Учение о пробуждении. Очерк буддийской аскезы»

[7]  Р. Генон «Кризис современного мира» М., 1991

[8] Р.Генон «Царство количества и знаки времени»

[9] Б.Д. Дандарон «Черная тетрадь»

[10] Б.Д. Дандарон «Мысли буддиста»

[11] Б.Д. Дандарон «Черная тетрадь»

[12] Там же

[13]  Там же

[14] Там же

[15] Там же

[16] Б.Д. Дандарон «Черная тетрадь»

[17]Там же

[18] Там же

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *